Итак, роды номер 3. На сей раз была поставлена задача не только родить самой (если это будет возможно), но и сделать это достойно, участвуя в процессе в качестве главной героини, а не жертвы, страдающей от боли. Почти mission impossible, короче.

С самого начала беременности я себя чувствовала не совсем нормальной – как, рожать третьего в наше время, имея двух маленьких детей и одного работающего мужа, квартиру и машину в кредит, а тут еще мировой экономический кризис грянул… Родственники в шоке, друзья в недоумении, правда, муж поддерживал всегда. Короче, безоблачной беременность не была. С пятого месяца начал мучать варикоз промежности, в семь месяцев у ребенка обнаружилось двойное обвитие (слава Богу, к родам она размоталась) и опережение по всем параметрам на 2-3-4 недели, а перед самыми родами доктор, с которым я рожала Грету и договорилась рожать сейчас, единственный врач, которому я доверяла, попал в реанимацию с перитонитом. Искать ему замену не было ни сил, ни времени, ни желания. Потому мы приняли решение просто ехать в роддом с приличным раскрытием и там уже вести себя по обстановке – предлагать денег, подписывать бумаги о том, что все происходящее находится исключительно под нашей ответственностью (ага, а врачи так, мимо проходили), если что – рожать прямо в коридоре на кушетке. ПДР у меня стоял 14-го декабря. Рожать я собиралась уже месяца за два до того – уж очень хотелось поскорее, так что в начале декабря я уже совершенно пала духом. К тому же дочка оказалась большой, нещадно лупила меня по печени, спать нормально я не могла, сидеть тоже, подняться со скамеечки в садиковской раздевалке было тяжко, короче, роддом мне виделся недоступным раем, оазисом среди пустыни и землей обетованной.

Помимо страстного ожидания и собранной почти за 2 месяца до срока сумки (а также кроватки, детских вещей, игрушек и т.д.), подготовка к родам состояла из почти ежедневного прочтения инструкции по правильному дыханию, распечатанной с одного из сайтов, тренировки этого самого дыхания, посещения с мужем индивидуальной лекции по семейным родам в роддоме, ежевечернего массажа промежности со специальным маслом, просмотра фильма про правильные роды в компании мужа, пития чая из листьев малины, ну, и, само собой, секса. В понедельник 8-го декабря началась 40-я неделя. И никаких признаков близкого родоразрешения. Я стала впадать в панику. А что, если роды не начнутся в срок? Перехаживать с рубцом на матке и большим ребенком не рекомендовал даже мой чудо-доктор. Но тут, о счастье, в ночь с понедельника на вторник из меня стали выпадать кусочки чего-то слизистого и прозрачного. Так я наконец увидела, как выглядит эта самая пресловутая пробка.

Во вторник днем я сходила в нашу местную больницу на прослушивание ребенкиного сердечка. Тоны показывали, что дочке там очень хорошо. И вроде как на выход она пока не собирается. После этого я сходила к докторице, у которой состояла на учете, поныла, что хочу рожать, попросилась на осмотр на кресло. Она отказалась меня смотреть, договорились, что я приду 18-го, если не рожу до того. Вечер я провела в дурном настроении, разругавшись с сыном. Мужа от скандала спасло только то, что он с работы вернулся в 11 ночи, когда я уже была не в силах устраивать настоящие семейные разборки. Пошли спать, несмотря на то, что живот у меня уже потягивало, как во время месячных. В половине второго ночи я проснулась и поняла, что заснуть уже не смогу. Встала, побродила по квартире, потом все-таки разбудила мужа и отправила его за мамой. К их возвращению схватки уже приходилось продыхивать на четвереньках. Перерывов я не засекала, но за это время еле успела переодеться. Бедная мама, глядя на это, умоляла нас ехать в местную больничку. Минут через 10 я и сама поняла, что доехать до столичного роддома (это 40 минут) мне будет трудновато. Поехали в нашу больницу.

Меня приняла та же акушерка, что меряла тоны днем. Спокойно велела переодеваться. И тут мы ей сообщили, что у нас первые роды через КС были. Что тут началось! Она категорически отказалась принимать у нас ребенка, отправляла в роддом, потом вызвала докторшу, которая оказалась менее боязливой, но все-таки предложила мне кесариться. Раскрытие меж тем 5 см. В пылу полемики у меня отошли воды (тоже впервые, кстати). Воды были зеленого цвета (совершенно непонятно, почему). Что стало лишним аргументом для акушерки в пользу КС. Тут докторша подошла ко мне и тихо спросила – ты действительно хочешь рожать сама? И, получив утвердительный ответ, «пустила» меня в роды. Акушерка демонстративно громко сказала – под вашу ответственность, доктор, я против. Меня пристегнули к датчикам и положили на кушетку в предродовой палате. Это было самое тяжелое – лежать во время схваток. Но тут – неожиданно даже для меня самой – мне очень помог муж. Он вообще вел себя достойно – не впадал в панику и не устраивал скандал, сам предложил составить и подписал все бумаги о том, мы предупреждены о последствиях нашего необдуманного решения. Он дышал со мной на всех схватках, да так, что было слышно в соседней палате, массировал и отвлекал, постоянно подбадривал и даже смешил меня, держал в нужных позах, короче, его помощь трудно переоценить. Как и помощь той самой акушерки и докторши. Когда они поняли, что им все равно придется принять у меня роды, то сделали это настолько профессионально, что я на следующий день чуть ли не жалела о том, что все так быстро кончилось. С кушетки я пересела на мячик (а воды все текли и текли на каждой схватке). И очень скоро нас отправили в родзал. Там меня положили на бок, велели мужу держать одну мою ногу (как у него рука не отвалилась, до сих пор не понимаю), снова надели датчики, и мы все вместе – я, муж, акушерка и доктор — стали продыхивать финальные схватки перед потугами. В один момент я начала было сдаваться и пыталась поорать, но они все трое меня быстренько привели в чувство, и я снова стала «надувать шарик». Медики оказались профессионалами – они повели дело так, что мне почти не пришлось вытуживать ребенка, дочь плавно сползла до выхода, и только там меня попросили потужиться, да и то – не надрываясь. Раз – и полголовы наружи, два – и вот она родилась, Эльза Берта, 4150 гр, 57 см, 8/9 по шкале Апгар. Случилось это в среду, 10-го декабря, в 5.08 утра.

Родила я без разрывов и разрезов, без стимуляции и анестезии. Оказывается, это возможно.