Загубленная карьера, рак, одиночество. Судьбы актрис Белого солнца пустыни | Персона | Культура | Аргументы и Факты

Гюльчатай — татьяна федотова (кузьмина): «четыре года уборщицей»

Татьяна Федотова в роли Гюльчатай.

Владимира Мотыля она попала ученицей хореографического училища имени Вагановой. Киношники срочно искали замену актрисе, которая оставила съемки из-за экзаменов в цирковом училище, а Татьяна как раз слонялась по Ленинграду, прогуливая уроки…

Катерина матвеевна — галина лучай: «сорок лет счастья»

Анатолий Кузнецов и Галина Лучай в фильме «Белое солнце пустыни», 1970 г.
Анатолий Кузнецов и Галина Лучай в фильме «Белое солнце пустыни», 1970 г. Кадр из фильма

Окончив журфак МГУ, она пришла работать на ЦТ. Но оказалась вылитой Катериной Матвеевной — простой русской женщиной, по которой тосковал в окружении восточных красавиц товарищ Сухов. И которую так долго искали в картину «Белое солнце». Шутка сказать — забракованы были десятки лучших актрис Союза. В том числе Чурсина и Хитяева.

Галина поначалу отказалась сниматься. Ее уговорили. Дали роль без слов. Плечи и бедра «расширили». Вместо ее изящных ножек сняли чужие — более полные. И получилась кустодиевская героиня. После выхода картины новоиспеченную актрису завалили предложениями.

Ее жизнь прошла без аплодисментов, журнальных обложек. Интервью она не давала, а брала сама. Но главное — была счастлива как женщина. С будущим мужем — журналистом Вячеславом Лучаем — Галина познакомилась еще студенткой.

Вячеслав увлекся практиканткой, развелся с женой и снова пошел в загс — теперь с «дорогой Галочкой». Супруги прожили вместе 40 интересных, счастливых лет, воспитали сына. Но в 2001-м, за три дня до 63-летия, Галина Пантелеевна сгорела от рака. Муж пережил любимую всего на два года.

Настасья — раиса куркина: «два предательства. два развода»

Загубленная карьера, рак, одиночество. Судьбы актрис Белого солнца пустыни | Персона | Культура | Аргументы и Факты
Кадр из фильма

Игра в самодеятельном театре и знакомство с Этушем и Ульяновым (они ставили спектакли) вынудили ее бросить институт востоковедения. Раиса поступила в «Щуку». Студенткой начала сниматься. А после училища была сразу принята в Театр-студию киноактера.

За полвека — 75 фильмов: «Идиот», «Живые и мертвые», «Белорусский вокзал», «Афоня», «Звезда пленительного счастья»… Могло быть и больше. Но за последние 30 лет Куркина лишь трижды согласилась поучаствовать в эпизодах. Ее героини, как правило, простые русские женщины.

Настасья в «Белом солнце» — конечно, любимая. Тут и играть ничего не надо было, признавалась Раиса Семеновна спустя годы, надо было просто быть собой. Главными ролями режиссеры ее не баловали. А она ничего и не просила. Просто делала, что должно.

Николай Годовиков в фильме «Белое солнце пустыни», 1969 г.

К сожалению, большую часть жизни Раиса Семеновна прожила одна. Так сложилась судьба — выбирала не тех мужчин. Даже если изначально выбирали они…

С Борисом Скомаровским Раиса познакомилась на первом курсе «Щуки». Тут же выскочила за него замуж. Родила дочь Ирину. Он после училища ставил спектакли в других городах, она уезжала на съемки. Однажды, вернувшись, поняла, что Борис изменяет… Тут же рассталась с ним. А он после развода забыл о существовании дочери. Растить ее актрисе помогала мама.

На съемках фильма «Дети Памира» в Раису влюбился режиссер Владимир Мотыль. Он был женат на актрисе Людмиле Подаруевой. Но справиться с нахлынувшими чувствами не смог. Развелся. Женился на Раисе, сделал ее своей музой. Куркина снялась в трех фильмах Мотыля.

Шесть лет они были счастливы. Ей казалось, так будет всегда. Но однажды при стирке в кармане мужниных брюк она обнаружила любовную записку. Мотыль вымолил прощение. Но спустя два месяца ситуация повторилась точь-в-точь… Раиса попросила мужа уйти. «Прошли десятилетия, и я полсекунды не жалела о своем решении. Не выношу вранья», — говорила она.

Мотыль вернулся к прежней жене. А Раиса осталась одна. В сорок с хвостиком. Молодая, обаятельная, интересная женщина. Она могла бы попытать счастья еще раз. Не смогла… Ни браков, ни романов! Ничего!

Дочь и внуки давно живут в Канаде. А одиночество актрисы скрашивает соцработник, книги да старые фильмы. В свои 92 актриса радуется каждому мгновению. 

Страшная биография учительницы, повесившей сына: кидалась с ножом на детей

Милые семейные картинки из соцсетей. Полноватая, немного усталая, но симпатичная женщина, веселые дети на площадке, статный глава семьи на беговой дорожке…. И реальный финал, настолько ужасный, что верить в него не хочется. Учительница английского языка из подмосковного Пушкино, полиглот, большая умница, как говорят знакомые, за две недели до своего 43-летия задушила 4-летнего сына.

«Она не хотела, чтобы Витя (все имена изменены. — Прим. авт.) рождался на свет. Весь дом об этом знал. Чего только не придумывала: убью, продам, сдам в детдом. Мы ее уговаривали одуматься, соседка ей предлагала в церковь сходить. Сама Лида раньше тоже в церковь ходила, верующая была, но после смерти матери что-то сломалось в ней.

Это слова соседки о задержанной Лидии Васильевне Малышевой, которую во вторник суд арестует за убийство Вити. А вот характеристика, которую дали на нее ученики.

«Очень умная, знающая, все объясняет. У нее на уроках всегда интересно. Я знаю язык только благодаря Лидии Васильевне, спасибо ей большое!»

Такие разные слова — об одном человеке. Что вполне объяснимо, если знать, что сама Малышева страдала раздвоением личности.

Лидию Васильевну и ее мужа знали как крепкую, дружную пару. Сама Лида родом из Хотькова. Супруг — программист, работает на закрытом предприятии в Мытищах. Очень любит спорт: на его страничке и теннис, и бег, и хоккей. Жена, наоборот, вела более чем спокойный образ жизни. Частые роды повлияли на фигуру — Лидия Васильевна располнела, мечтала похудеть, штудировала соответствующие сайты, но не получалось.

И в Хотькове, и в Пушкино женщину знали как уникального лингвиста. Семь языков, базовый — английский. Преподавание в школе, кружки, грамоты от начальства. И… странное, точнее, страшное безумство, которое стало проявляться в характере Малышевой несколько лет назад.

В психбольницу в родном Хотькове учительница попадала дважды. Второй случай — и вовсе из ряда вон.

— Она бросилась с ножом на старших детей, — рассказывает соседка. — Тогда все могло закончиться трагедией. Председатель нашего ТСЖ оказался в нужном месте, и это их спасло.

Это было лет восемь назад. Каким-то чудом старший сын запер сестер в ванной, сам выбежал на лестницу, позвал на помощь соседей. Безумную учительницу скрутили и отправили на лечение.

При этом информация о состоянии Лидии Васильевны поступала в контролирующие организации, однако ей все же разрешали преподавать.

— Она и машину водила, и работала в школе. Репетиторством подрабатывала. Вообще Лидия Васильевна разносторонне развитый, умный человек. Всегда обо всем осведомлена, очень здраво рассуждает. До тех пор, пока у нее не начнется приступ. То ли таблетки забывала принимать, то ли еще что-то…

— Давно вы в последний раз замечали за ней странности?

— Периодически. Как-то я ей сделала комплимент: мол, какая у тебя младшая дочка красивая — она после 7-го класса просто преобразилась. А Лида так недобро на меня глазами сверкнула. Последний раз в четверг с ней разговаривала на лавочке у подъезда и еще тогда обратила внимание, что глаза у нее были безумные.

Вместе с тем соседи отмечают, что между приступами Лидия Васильевна как мать была почти образцовой.

— В доме, конечно, был бардак. Но деты всегда накормлены, одеты-обуты. И сами они очень способные. Сын прекрасно играл на пианино, поступил в авиационный институт, сам уже подрабатывает репетиторством. Старшая дочь статьи в газету пишет, хотя она в 9-м классе всего. Ничего плохого про них нельзя сказать. Но Витя так и оставался нелюбимым ребенком. Фактически его девочки воспитывали.

«Нелюбовь» закончилась в воскресенье вечером. Этот год вообще был трудным для Лидии Васильевны — как и для многих учителей. Большую часть времени она провела на самоизоляции в родительской квартире в Хотькове (до этого Малышевы ее сдавали). С началом учебного года вернулась в Пушкино. И жизнь вроде бы потекла своим чередом.

В воскресенье днем муж Малышевой ушел гулять с 14-летней дочерью. Старшая, 17-летняя, пошла на прогулку с подружками. Лидия Васильевна осталась с Витей.

Члены семьи возвращались домой порознь. Ни мужу, ни старшей дочери Малышева не открыла (закрылась изнутри на щеколду). Только сказала через дверь: сходите в магазин за хлебом. Через какое-то время все трое столкнулись у дверей квартиры. Удивились, а потом испугались. Глава семьи отправил девочек на улицу, а сам буквально достучался до жены и стал уговаривать ее пустить его в квартиру. Наконец Лидия сдалась. Муж зашел в детскую комнату, где стоял спортивный тренажер, и увидел мертвого малыша в петле. А рядом — еще одну петлю.

Уже позднее на допросе безумная учительница призналась: сына убила потому, что боялась за его будущее. Изначально она планировала покончить с собой, но родные постоянно мешали ей звонками в дверь. Так и не успела.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Анализы и лечение. Помощь людям
Adblock
detector