Борьба с COVID-19 актуализировала важность той предложенной поправки в Конституцию, где речь идёт об обеспечении оказания доступной и качественной медицинской помощи, населению. Об этом в интервью ИА REGNUM сообщил президент Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, академик РАН Лео Бокерия.

Коронавирус

Коронавирус

Иван Шилов © ИА REGNUM

По его словам, после того, как мы проголосуем, именно публичная власть будет нести ответственность за неоказание своевременной высококвалифицированный медицинской помощи. При этом меры по сохранению и укреплению общественного здоровья особенно необходимы. Продолжительность жизни непрерывно увеличивается. Это меняет социальную структуру очень серьезно: представляете, сколько будет людей пенсионного возраста!

Также прославленный доктор рассказал о панике в США, о том, какие сложности из-за эпидемии коронавируса возникли с хирургическими больными в РФ, когда возможна отмена карантина, понадобятся ли потом освободившиеся мощности и как работают сейчас те, кто находится в «красной зоне».

ИА REGNUM: Лео Антонович, показала ли нынешняя ситуация важность предложенной поправки в Конституцию об обеспечении оказания доступной и качественной медицинской помощи населению?

Лео Бокерия: Да, в средствах массовой информации стало известно о том, что 95% населения нашей страны поставили эту проблему на первое место. Во всех наших Конституциях, начиная с советского периода, было прописано, что каждый гражданин имеет право получить медицинскую помощь. Реально это заработало, когда согласно Федеральному закону об ОМС с 1 января 2020 г все мы были застрахованы.

С другой стороны, мы нередко сталкиваемся с тем, что если в населенном пункте (городе, районе) есть специалист по профилю, то пациенту могут отказать лечится в стационаре более высокого уровня, чтобы деньги не уходили в другой регион или в другую ведомственную подчиненность. Эта положение всех очень беспокоит. В поправках к Конституции будет прописано, что получение своевременной высококвалифицированной помощи будет происходить на всей территории РФ. Невыполнение этого обязательства будет нарушением Конституции.

К публичной власти сегодня относятся и сельсоветы, райсоветы, горсоветы и так далее. Если это не выполняется, то, стало быть, имеет место нарушение Конституции со стороны этой самой публичной власти. И наша с вами задача сделать так, чтобы люди знали эту выдающуюся поправку. Что публичная власть конституционно обязана обеспечить население своевременной квалифицированной медицинской помощью: выделить квоту на лечение или в рамках обязательного медицинского страхования обеспечить лечение в соответствующем стационаре. В стране незаполненные федеральные центры, а люди не имеют возможность лечиться там. Должно быть осознано, что публичная власть с того дня, когда мы проголосуем, будет нести конституционную ответственность за неоказание своевременной высококвалифицированный медицинской помощи гражданину Российской Федерации.

ИА REGNUM: Почему так необходимы меры по сохранению и укреплению общественного здоровья, созданию условий для ведения здорового образа жизни, формированию культуры ответственного отношения граждан к своему здоровью?

Лео Бокерия: Этими вопросами мы занимаемся с 2003 г., когда была создана общероссийская общественная организация «Лига здоровья нации». Тогда ряд известных ученых, деятелей искусства, спортсменов обратились к нации с призывом о формировании культуры и быта здорового образа жизни. Тревога была обусловлена тем, что по продолжительности жизни в 2003 году мы были на каком-то «ужасном» месте в мире.

И было очень много факторов, которые этому способствовали. Курение было распространено повсеместно. Сейчас это вредная привычка встречается намного реже. Причем мужское население бросает курить легче, чем женщины. Могу сказать, что за последние годы достаточно серьезно сократилось пьянство. Соответственно, увеличилась у нас продолжительность жизни.

Сегодня в США проживает 140 000 людей, перешагнувших 100 летний возраст. Но у них так много людей в возрасте 90−95 лет, что они считают, что в 2040 году в Америке людей, возраст которых превысил 100 лет, будет более полумиллиона. Это говорит о том, что принципиально изменится возрастной состав общества. Вы же не можете послать человека в 65 лет на пенсию, если он будет жить 100 лет и более. Значит, потенциально это те люди, которые могут долго работать.

Человеческий потенциал — это то, на чем зиждется будущее любой страны. А в жизни это люди, которые правильно относились к своему здоровью. Это образованные, воспитанные люди, имеющие интерес к жизни. Они думают о семье, о карьере и т.д. Поэтому, то, о чем я сейчас говорю, это размышление об аргументации будущего — как построить общественную структуру осязаемого «завтра». Мы же не можем развиваться изолированно от других сообществ. Таким образом меня «привязали» к теме здорового образа жизни (ЗОЖ) в 2003 году. А через два года в I созыве Общественной палаты РФ была выделена комиссия по формированию здорового образа жизни, а меня избрали ее председателем. Эта комиссия сохранялась три созыва. Продолжением работы «Лиги здоровья нации» и комиссии ОПРФ были всероссийские акции «Прогулки с врачом», «10 000 шагов».

ИА REGNUM: Большое Вам спасибо за эту работу. Тоже из будущего вопрос. После того, как война с коронавирусом закончится, интересно, как будут использовать всю созданную для этой борьбы инфраструктуру?

Лео Бокерия: Ситуация, конечно, оказалась авральная. Причём не только у нас, но и во всём мире. У меня хорошие контакты с коллегами в Америке, Италии, Германии. В США, там просто паника! Это видно потому, что они пишут и присылают. Конечно, это всё-таки была внезапная ситуация. С такими глобальными проблемами человечество не встречалось, по-моему, с начала XX века. Поэтому, конечно, такое количество коек оказалось востребованным. Причём вы же не можете рядом с коронавирусным больным размещать кровать обычного больного?

У нас, например, взяли целый корпус на Ленинском проспекте, и сейчас там 125 пациентов с коронавирусом — наши же врачи работают с ними. Есть во всей этой ситуации и то, что кардиохирургические больные, которые реально нуждаются в операции сегодня, не смогут быть сразу прооперированы. Это и передвижение, и ограничения количества коек. На это обратил особое внимание и президент В.В. Путин в своем обращении 28 апреля 2020 г.

Поэтому, с одной стороны, мы делаем всё, что можем, для того чтобы помочь победить коронавирус, но с другой стороны, видимо, этого всё-таки мало, мир приспосабливается, мы же не пионеры в этом смысле. В каких-то странах используют выставочные комплексы — ставят перегородки и кровати. Самое главное, тут такой вопрос — нужны реаниматологии-анестезиологи, нужны аппараты для искусственной вентиляции лёгких, необходимо очень большое количество капельниц. Поэтому ситуация, в том числе, очень дорогостоящая. Я очень надеюсь, что к июню резко потеплеет, и мы выйдем из этой ситуации и полностью вернёмся в нормальное русло ближе к середине лета.

Освободившиеся мощности можно будет использовать под больницы с очень хорошим оборудованием. Коечный фонд никогда не бывает лишним. К тому же в больницах нужно систематически проводить профилактические меры, поэтому, я думаю, ничего не пропадёт, все будет работать.

ИА REGNUM: Из Алтайского края пишут: «Кроме коронавируса, остальные заболевания отошли неизвестно куда… Все теперь умираем от короновируса? Муж после инсульта, нужно повторное обследование, госпитализация, но… Лечимся сами». Можете прокомментировать?

Лео Бокерия: Повторюсь об очень важном. В.В. Путин 28 апреля в своем обращении на это обратил особое внимание. Федеральные центры работают. Здесь, на Рублевском шоссе, у нас у нас 330 коек. Мы интенсивно работаем. Я только что вернулся после двух операций. Поэтому это уже вопрос к администрации региона: они должны решать оперативно вопросы лечения наших граждан, где бы они ни жили.

Что касается нас, то мы ничего не отменили, Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева продолжает активно работать. Особенно, конечно, беспокоит проблема маленьких деток с врождёнными пороками сердца, потому что часто они находится в неотложном состоянии. Поэтому те, кто прочтут, а вас многие читают, чтобы они знали: для детей здесь семь отделений, и мы работаем «на полную катушку».

ИА REGNUM: Речь идёт о том, что пациентам из других регионов сейчас тоже можно к вам попасть?

Лео Бокерия: Да, конечно. Попасть можно либо по квоте, которую дает Минздрав, либо если это проплачивает фонд обязательного медицинского страхования. Во втором случае можно спокойно со своей страховкой к нам приезжать, и мы будем лечить. Врачи в регионах, которые говорят, что в состоянии принимать только экстренных больных — они же не виноваты. Не будешь лечить этих несчастных людей, которые заразились коронавирусом, мы вообще половину человечества перезаразим.

ИА REGNUM: Стоило ли нам садить страну на 30-дневный глобальный карантин?

Лео Бокерия: Я смотрю, что происходит в Америке, у них настоящая, реальная паника. Потому что там хоть и говорят, что количество случаев заражения уменьшается, но их очень много. И вероятность новых заражений тоже очень высока. Хотя такие маленькие страны, как, скажем, Австрия, они как-то сумели вовремя перекрыть распространение инфекции, и там сейчас народ практически живёт нормально.

Но достоверных данных нет. Чем больше в стране населения, тем больше заболеваемость. У нас особая скученность в Москве, поэтому и зараженных больше всего находится в столице. Это же контактная болезнь: кашлянул, чихнул, а люди маски не хотят носить или носят целыми днями одну и ту же.

ИА REGNUM: Расскажите, пожалуйста, как работается тем вашим коллегам, которые сейчас находятся на передовой, в «красной зоне»?

Лео Бокерия: Мы перепрофилировали здание, расположенное на Ленинском проспекте — Институт коронарной и сосудистой хирургии. Он для сердечно-сосудистой хирургии на время закрыт. Сотрудников перевели сюда, на Рублёвку. А там на 125 койках размещены больные COVID-19. У врачей, к счастью, пока есть всё необходимое, но что будет через неделю — трудно сказать, насколько будут поспевать возможности обеспечивать персонал, чтобы он не заразился.

ИА REGNUM: Случаев заражения среди персонала удалось избежать?

Лео Бокерия: Пока да, в нашем учреждении заражений не было, но мы работаем всего несколько дней.

ИА REGNUM: Что изменилось в вашей работе?

Лео Бокерия: Больных стало намного меньше. Кроме того, на какое-то время мы отменили заседания учёного совета. Психологически стало очень сложно, потому что всё время думаешь о людях, с которыми ты всю жизнь работал. Так же, как я думаю, думают они. И тревога, естественно, присутствует, потому что никогда не знаешь, где и что выскочит.

Тут мне позвонили несколько дней назад, попросили посмотреть уважаемого пожилого человека, но ни слова не сказали, что он кашляет. Выяснилось, что у него коронавирус. Хорошо, что он ни с кем не контактировал, и мы вызвали скорую помощь, которая отвезла его в наш же корпус на Ленинский проспект, где лечатся пациенты с коронавирусом. Поэтому, конечно, психологически всё очень давит, с другой стороны — мы все вместе, и всё пока нормально.

Читайте развитие сюжета:
Лео Бокерия рассказал о самом важном в медицинских поправках к Конституции