Когда-то я была для своего ребенка домом, а теперь он для меня весь мир…Что меняется в нашей жизни и в нас самих после рождения малыша?

Очень многое становится относительным. А конкретно — планы. Как говорится, хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Еще утром мы ждем прихода бабушки и дедушки, чтобы раз в три месяца сбегать на полтора часика в кино, а уже к обеду, обливаясь слезами, дрожащими руками измеряем температуру и забываем, как нас зовут. Еще во вторник я звоню маме и радостно сообщаю, что у меня получится приехать с ночевкой и наконец-то раз в год поспать как белый человек, а в среду я уже вообще никуда не еду, потому что у нас режутся зубы

Меняется отношение к себе как к отдельной от ребенка личности. Уже нет меня, есть «мы». Именно «мы» какаем, кушаем и гуляем. И когда спрашивают: «Как вас зовут?», я с идиотской улыбкой на лице горделиво называю имя малышика. Я больше не умею гулять без коляски, как не умеет ходить без трости хромой человек. Меня почему-то все время заносит, я старательно обхожу канавы и канализационные люки и избегаю встречи с собаками и мотоциклистами-любителями езды без глушителей.

Первыми в списке покупок на день идут продукты для сыночка с подробным описанием вкусовых предпочтений: «Творог „Агуша“, не „Тёма“! И только с бананом, не перепутай! Другое есть не будет!». И ниже тоненькой строчкой: «Хлеб любой, сосиски любые, что-нибудь к чаю»…

Меня начинают ругать за проделки моего ребенка, а не мои собственные косяки. Это что-то новое, странное чувство, надо привыкнуть…

Главным черным юмором в нашей семье стало пожелание «спокойной ночи», это всегда произносится с сарказмом и издевкой, так как больше в эту сказку никто не верит.

Раньше, учась в университете, я думала, что сессия — это самое страшное испытание моих нервов, а потом, открывая новый магазин на работе, впахивая без выходных, подозревала, что можно умереть от недосыпа. После рождения ребенка я поняла, что это такие мелочи, и возможности человека поистине безграничны.

До рождения сына для нас было катастрофой отсутствие планов на выходные, а теперь я не могу четко сформулировать их на год… И ничего… Нормально живется!

Утром я просыпаюсь с мыслями о приготовлении классного обеда и жмурюсь от удовольствия, вспоминая, что сегодня к нам приходят гости. А через полчаса мы мчимся на «скорой», и через три часа давимся яичницей, попутно отменяя гостей.

Раньше я не додумывалась снижать громкость разговора, проходя мимо колясок, а сейчас во мне за считанные секунды закипает ярость бульдога и желание порвать любого, кто может разбудить тщательно убаюканного непосильными трудами Зайчонка, мирно посапывающего в колясочке.

И если мы с мужем едем куда-то вдвоем, я все равно по привычке сажусь за заднее сиденье и крепче прижимаюсь к автокреслу.

В магазине пару раз застукивала сама себя за монотонным покачиванием тележки для покупок на манер качания коляски. У меня, по-моему, какая-то стадия шизофрении. Хорошо, что пока я сама себя подозреваю, а не окружающие мне это радостно сообщают.

На улице я теперь смотрю не на то, как одеты мамы («Какие клевые сапожки и красивое пальтишко»), а как тепло упакованы детки и какие у них удобные шапочки с ушками или веселенькие колготочки. Нам бы такие тоже не помешали…

Даже название остановки «Родничок» после приобретения почетного звания мамочки вызывает совсем другие ассоциации!